Александр Коржаков: мы с Ельциным по три литра водки в день выпивали

0

Александр Коржаков: мы с Ельциным по три литра водки в день выпивали
Александр Коржаков: мы с Ельциным по три литра водки в день выпивали

Кто из советских политиков сделал больше всех для развала СССР?

Действительно ли Борис Ельцин хотел назначить своим преемником Бориса Немцова?

Победит ли Владимир Путин на предстоящих президентских выборах в России и кто может составить ему конкуренцию?

Правда ли, что семья Бориса Ельцина сказочно богата, и может ли быть такое, что умерший при загадочных обстоятельствах российский олигарх Борис Березовский на самом деле жив?

Об этом рассказал бывший начальник службы охраны первого президента России Бориса Ельцина Александр Коржаков.

Текстовая версия интервью.

– Александр Васильевич, добрый вечер!

– Добрый!

– Очень рад вас видеть, вспоминаю нашу незабываемую встречу…

– …я в своей новой книге о ней упомянул. Тебя охарактеризовал и дал твое интервью.

– Спасибо! Скажите, Александр Васильевич, исторической личностью вы себя ощущаете?

– Ну вот когда ко мне обращаются журналисты, то, наверное, немножко бывает. А обращаются часто. А так… Я уже 13-й год в деревне живу, и мне это не нужно – быть исторической личностью. (Улыбается). Я просто живу хорошей, нормальной жизнью – на природе.

– Охраняя членов Политбюро, вы могли днями не есть, часами стоять на ногах и целый день не пользоваться туалетом. Скажите, пожалуйста, сложно было – чисто физически?

– Ну, надо было к этому готовиться. Зачем наедаться или напиваться перед работой? (Смеется). Да и здоровье было нормальное.

– К слову, на здоровье такие испытания не отразились?

– Вы знаете, у нас в СССР просто так не давали год за полтора, год за два, год за три… А у меня вся служба так шла: и год за три, и за два было… Поэтому, конечно, сейчас все сказывается.

– Помню, вы мне рассказывали, что члены Политбюро своих охранников за людей, в общем-то, не считали: один из них звучно испускал перед вами газы. Кто это был?

– Не буду говорить, потому что уже все члены Политбюро моего периода испустили дух. Зачем фамилию называть?

– Но обидно было или нет?

– Сначала было немножко чудно. (Смеется). Ну, как ты правильно выразился, это говорит о том, что не считали за человека.

– Правда ли, что вы присутствовали при агонии Андропова?

– Правда: она длилась несколько недель. Я не присутствовал только в день смерти, когда отключили аппаратуру. А так да, неоднократно рядом был.

– В 85-м году после череды похорон, после кончины Константина Устиновича Черненко, генеральным секретарем ЦК КПСС стал молодой и энергичный Михаил Сергеевич Горбачев. Вам неоднократно приходилось общаться с ним в разных обстоятельствах. Что вы о нем сегодня думаете?

– Вообще, по-разному его оценивают. Я лично считаю, что самая большая заслуга Горбачева – гласность. Перестройка – это туфта, а вот гласность – великое дело. Я ему благодарен и всегда об этом буду говорить – пока еще могу писать книги. Не знаю, сколько это продлится: у нас же идет удушение гласности разными путями – как в интернете, так и в газетах. Трудно найти газету, которая может писать правду о том, что творится в нашей стране.

– Это правда, что Раиса Максимовна Горбачева мужа била?

– Знаете, я у них работал всего две недели, и за это время такое было один раз, поэтому не знаю, насколько регулярно это происходило.

– Но била как?

– По щекам.

– Хлестала?

– Он приехал поздно вечером, практически ночь была на дворе, и от него пахло: коньячку на работе бахнул. А она очень следила за этим – чтоб Михаил Сергеевич не выпивал. Но выпивал все равно, в том числе с Ельциным. Когда они готовили новый Союзный договор, там регулярная выпивка была, но норму они знали – не перегибали.

– Вы бывший начальник службы охраны первого президента России Бориса Ельцина. Скажите, пожалуйста, кто был в России более влиятельным человеком: вы, Ельцин или Черномырдин?

– Ну, ты, наверное, читал статью Тамары Замятиной в “Известиях”, которая накатала там, кто у нас владеет страной? Я думаю, у нее и надо спрашивать, как она к таким выводам пришла…

– Тем не менее вы не отрицаете, что несколько лет фактически руководили Россией?

– Это глупость, придуманная такими людьми, как Киселевы: я имею в виду и вашего, который в Украине процветает, и нашего, который на “России” командует, ура-патриота в другую сторону…

– Но вы сидели на кнопке управления страной, когда Ельцин физически не мог руководить?

– Наверное, такой кнопки у нас нет – есть ядерная. Чемоданчик такой, а при нем офицеры – вот они и те, кому они команду дают, могут нажимать кнопки. А у меня какие кнопки могли быть? Только в телефоне. Отвечать приходилось не раз, не два, и даже не 10 – находясь за пультом Ельцина, тем, кто ему звонил. Иногда спрашивал: “Что передать?”.

– Правда ли, что Борис Николаевич Ельцин был проектом председателя КГБ Крючкова и тот хотел сделать его президентом СССР вместо Горбачева?

– Ну, это в последние годы такую версию придумали. Раньше, когда Ельцин был жив, да и когда он умер, никто так не говорил. Стали говорить, когда уже Крючкова не стало и спросить не у кого.

– Есть легендарное фото: вы с Борисом Николаевичем во время путча на танке. Скажите, пожалуйста, убить вас тогда могли?

– Да убить всегда могут: стены вон регулярно падают, кирпичи порой низко летают… Конечно, могли: столько оружия у людей на руках было! И вокруг не только танкисты, но и солдаты, офицеры, все вооружены, полный боекомплект. Да и снайперы могли стрелять. Другое дело, что замечательно, что до этого не дошло. Если бы тогда три парня не погибли, путч еще продолжался бы…

– Перед президентскими выборами 96-го года рейтинг Ельцина составлял четыре процента. Вы мне когда-то сказали: “И Зюганову, и Жириновскому, и Явлинскому я говорил: “Ребята, мы никуда вас не пустим и власть не отдадим”. Кто же выиграл выборы в 96-м: Ельцин или Зюганов?

– Это не один вопрос, а сразу несколько. Ну, во-первых, рейтинг у Ельцина был таким за год до выборов, а не непосредственно накануне. Он его подтянул. Явлинскому я говорил: “Ты президентом не будешь никогда, потому что еврей”. Жириновскому не нужно было ничего говорить: он согласен был идти министром рыбного хозяйства, сам понимал, что президентом ему никогда не стать. А по Зюганову я четыре раза вел переговоры с Зоркальцевым – это четвертый или третий человек был в партии, отвечал за идеологию, и все, о чем мы говорили, Зюганову передавал. Там действительно было о чем поговорить, и я как конкретный мужик сказал: “Мы вас, коммунистов, к власти не допустим, потому что вы уже порулили, показали, как вы ведете нас в светлое никуда, дайте теперь нам порулить”.

– Кто же выиграл реально – Ельцин или Зюганов?

– Об этом точно знают только два человека. Первый – Александр Владимирович Старовойтов, который создал систему, новое на тот момент явление, ведь электроника в обиход только входила. Вот он мог знать. Ну и тот, кто подсчитывал голоса, – Коля Рябов. Он был тогда главой Центральной избирательной комиссии и буквально через несколько дней после объявления результатов дал приказ сжечь все протоколы на всех участках. Это и есть люди, которые точно знают, сколько голосов кто набрал.

– Бывший президент России, ныне премьер-министр Дмитрий Медведев, сказал: мол, мы прекрасно знаем, что выборы тогда выиграл Зюганов. Он это заявил официально.

– Это наш премьер-министр?

– Да-да.

– Это тот премьер-министр, которого я считаю “Киндер-сюрпризом” №2: он же не может без своего планшета! Ни слова сказать, ни что-то новое нам выдать. Давайте не будем этого премьер-министра слушать: я думаю, ему осталось немножко поработать…

– Александр Васильевич, вы были фактически членом семьи Ельцина. Правда ли, что вы с Ельциным резали друг другу вены на руках и смешивали кровь?

– Наверное, членом семьи это они меня считали, а может, просто сейчас так красиво говорят. Тогда этого не было: я был подчиненным для Ельцина, и даже иногда пыталась командовать мной хозяйка. Но у нее не получалось – Ельцин всегда на моей стороне был, говорил: “Отойди от него, не лезь, не мешай!”. Это была моя защита от нее, от ее сплетен. А руки друг другу резали, да. Два раза это было. Один раз – в бане в Якутии, второй – в Президентском клубе. Оба раза по инициативе Ельцина. У меня на левой руке с обеих сторон шрамы, которые оставил Борис Николаевич. У него шрамов не осталось, потому что я в ответ только царапал его.

– А лихой он был мужик вообще – с вашей точки зрения?

– Хулиганистый, да. Улица тогдашняя, советская, давала хорошую школу. Мы все были лихие, и я в том числе. (Улыбается).

– Вы Ельцина любили?

– В смысле? Как понять-то: как мужик мужика, что ли?

– Нет, как человек человека.

– Любить можно женщину и Родину, ну, может, еще какие-то харчи. А его я уважал. Когда стал с ним работать, тяжело пришлось, но постепенно в курс дела вошел и уважением проникся. Более того, когда его сняли несправедливо, оболванивали и не давали ответить, он очень сильно переживал, но я переживал не меньше. У меня в первый раз в жизни появилась такая болезнь – крапивница. Потом, правда, ее вылечили, и больше ее не было никогда. Сказали, что именно от нервов.

– Пил Борис Николаевич сильно?

– Да. Как я с ним познакомился, так и пил. До того как меня уволили, пил постоянно.

– Сколько он мог принять на грудь – рекордно?

– В горкоме партии мы бутылку коньяка на двоих за три минуты выпивали, а когда уже работали в Кремле, доходило до шести бутылок на брата.

– Коньяка?

– Нет, он уже перешел на водку.

– Шесть бутылок водки на каждого?

– Да. По три литра. А что делать? Ему нравилось со мной выпивать. Я почему-то не пьянел: у меня все сразу на низ шло, не всасывалось. Но имей в виду, что раньше мы бутылку коньяка выпивали за три минуты, а здесь уже садились в 11, а вставали тоже в 10 или 11. А потом утром мой повар показывал мне, сколько бутылок мы вчера выпили.

– Вы меня сейчас просто восхитили: три литра принять и не опьянеть – это какую надо иметь подготовку!

– Ну, ты знаешь, у него хорошее было здоровье, а у меня родители тоже из деревни, вроде тоже все нормально. Я ведь, когда к Ельцину пришел, 18 раз подтягивался, 100 раз отжимался, один из лучших спортсменов в управлении был.

– Вам приходилось все время с ним выпивать?

– Ну, как? Когда он приглашал, говорил: “Наливай!”. Иногда и не приходилось – когда Сосковца вызывал и с ним хотел. Сосковец меня хвалил за то, что я выручал его и давал разбавленную водку. Мы вместе ее открывали, Ельцин думал, она непочатая, а на самом деле разбавленная была. Сосковец говорил: “Господи, Саша, ты меня спас! У меня сегодня важное совещание, я не знал, как на него пойду. А оттого, что выпил не 250 граммов водки, а только 125, уже легче”.

– Управлять Россией – это не хухры-мухры…

– Ну, я ею не управлял – только видел, как управляют. А то, что сейчас делают с Россией… Ну, ее насилуют просто.

– Вы мне рассказывали: “Над океаном Наина меня разбудила: “Борис Николаевич упал и лежит без движения. Обоссался, пьянь чертова!”. Что это было?

– Вижу, хорошо ты, Дима, читал мою последнюю книгу: здесь я уже пишу так, как было, что обоссался он, а не описался. Когда в первых книгах я “описался” написал, мне говорили, что так нельзя о президенте… Ну, как она его оскорбила, так я и процитировал. Книга очень жесткая, а иначе никак. Что это было? Очень сильный сердечный приступ. Перелеты в Америку в возрасте Бориса Николаевича, частые выпивки, усталость – все это сказалось. Но в тот вечер он как раз не напился, принял максимум четыре рюмки. Приступ случился. А первый инфаркт у него был летом 1995-го.

– Скажите, а в Беловежье Ельцин пил?

– Там пили все: и руководители, и помощники, и охрана… Коньяка было навалом! Кстати, коньяк был не очень хороший, потому что белорусский, а в Беларуси виноград не свой. Но вот зубровки хорошей было много…

– Но и Кравчук, и Фокин, и Шушкевич, и Бурбулис уверяли меня, что ничего не пили во время встречи в Пуще. Кто прав вы или они?

– Значит, давай так: ты меня нигде не вранье не поймаешь, потому что каждое слово в моей книге – правда. По крайней мере, никто на меня в суд еще не подал. Разве что Наина может сказать: “Да Коржаков опять что-то выдумывает!”. Но я ничего не выдумываю, просто с памятью у меня хорошо и учился я на “пятерки”.

Другой вопрос: пили или напивались? Пить они пили, но не напиваясь, потому что у них там то разговор шел важный, то документы им приносили, они обсуждали что-то, правили и так далее. Но когда документы уносили, кто-то время от времени с инициативой выступал: “Давайте по рюмочке!”. И рюмочки стояли маленькие, стаканов не было.

– Это правда, кстати, что в Беловежье между Витольдом Фокиным и Геннадием Бурбулисом разгорелся конфликт, в результате чего Фокин Бурбулиса ударил?

– В первый раз слышу: при мне этого не было. Может, я в то время пытался соединить Ельцина с Бушем, потому не видел.

– Кто конкретно из шестерых лидеров трех союзных республик – президентов и премьер-министров – больше всех сделал для развала Союза? Есть такой человек?

– Я думаю, больше всех сделал все-таки Михаил Сергеевич Горбачев, потому что Союз фактически был уже разрушен, все республики заявили о независимости, свои декларации издали. А здесь нужно было только попытаться юридически это оформить. Тогда ведь как думали? Что все будет дружно и красиво, наверное, валюта останется общая… Никто не предполагал, что все будет так холодно и жестко, не был к этому готов.

– Правда ли, что вам приходилось купаться с Ельциным в ледяной воде?

– Много раз – не могу даже вспомнить, сколько. И в ледяной воде плавали, и когда льда не было. В настоящую ледяную, когда по Москве-реке льдины шли, он меня заманил. В смысле, не просил идти с ним купаться, но я был обязан его охранять, потому пошел, а что делать?

– Лихие ребята!

– Ну, ничего…

– А правда, что когда Ельцина якобы сбросили в реку с моста, о чем говорили тогда на съезде народных депутатов, на самом деле он просто отправился к барышне, но у той как раз был другой ухажер, который намял Борису Николаевичу бока?

– Ну, версий много разных, но Ельцин всегда отстаивал одну – что четыре мужика его схватили, пиджак на голову, в машину – и к мосту. Других версий я от него не слышал. Хотя назавтра съездил, посмотрел… Если бы меня с того моста сбросили, я бы, наверное, разбился, потому что там очень мелко. Мост высокий, а глубина реки под ним – ну, максимум около метра.

– Вы мне сказали: “Ельцин жену мог не только ракеткой пониже спины ударить, но и хорошенько ей в глаз зарядить”. Часто Борис Николаевич так поступал?

– Он мне рассказывал про это дело – как он вообще ее выдрал, когда она болтала… Вообще-то, не очень этично это пересказывать: нелицеприятные для Наины моменты. А то, что на моей памяти… Два раза по две недели она в темных очках дома ходила – значит, опять получила. А получала просто за то, что если хочет человек добавить, не надо ему мешать: иногда это так бесит, что…

– Татьяна Дьяченко, дочка Бориса Николаевича, многое в Кремле решала?

– Ну, когда Ельцин стал, как овощ, решала все.

– Вообще все?

– Да, потому что папа доверял только ей. А ею, соответственно, руководили Юмашев, Березовский, Чубайс… Они Татьяне советовали, что надо папе подсунуть, что провести, протолкнуть. Вот она и рулила. Могла чего-то и не сказать ему, а могла, наоборот, сказать другое.

– Семья Бориса Николаевича Ельцина сегодня очень богата?

– Дима, можно я добавлю – к ответу на предыдущий вопрос?

– Конечно.

– Вот когда ты сказал, что я управлял страной, – это как раз домыслы той семейки: Тани и ее друзей, Березовского, Гусинского… Это они выдумали, чтобы меня перед Ельциным подставить. И когда он меня уволил ни за что, просто за то, что поймал воров для него, я совершил, наверное, единственный шаг, о котором жалею. Подписал заявление об уходе, когда он попросил, и Таня со своей компанией реально начала руководить страной. Только за полгода их правления из страны было вывезено 300 миллиардов долларов. В прошлом году вывезли 30 миллиардов – в 10 раз меньше. Потому что уже вывозить некуда: не принимают…

– Александр Васильевич, так выходит, что богата семья Ельцина?

– Если слово “семья” в широком смысле употреблять, то очень, а если в узком… Ну, Юмашевы – весьма богатые люди, тем более еще и с Дерипаской породнились, а у Окуловых достаток средний, потому что те воровали, а Окуловы такого не делали. Наина, как обычно, ничего не знает, у нее только пенсия в несколько миллионов… Ну, как “несколько”? У Ельцина 120 с чем-то миллионов была, а у нее, наверное, половина. Так что не надо воровать: хватит и того, что дает государство.

– Когда при жизни Бориса Николаевича вы написали знаменитую книгу “Борис Ельцин: от рассвета до заката”, Наина Иосифовна сказала: “Мы Александра Васильевича любили, считали членом семьи, а он нас предал”. Так предали или нет?

– А как можно предать предателя? Это Ельцин меня предал, а я его не предавал – пошел мстить, разоблачать, как хочешь, так и называй, но надо было наказать предателя. А Наина… В новой книжке я немножко больше правды о ней рассказал, хотя у меня еще пять скелетов найдется в шкафах – по поводу этой семейки, о-о-очень много! Это не та семейка, которая должна была у нас страной рулить, не та!

– Когда Ельцин умер, какие у вас были ощущения? Вам его по-человечески жалко стало?

– Нет. У меня вообще никаких ощущений не было. Меня замучили звонками и приглашениями: мол, приходи, без очереди пропустим поклониться, цветы возложить… Я сказал: “Ребята, вы что? Не надо. Кому надо – идите, кланяйтесь, слезу пускайте. Я давно уже к нему равнодушен”. Мог бы сказать, что забыл, но вы же мне, журналисты, не даете забыть! (Смеется).

– Вы мне сказали: “Ельцина я уже давно простил, какие счеты могут быть к человеку с явными признаками если не маразма, то дебилизма?”. Но вы его часто вспоминаете, признайтесь?

– Так я же говорю: мне о нем напоминают. Видимо, сегодня часто. Когда ложусь спать, например. Вряд ли он мне приснится, но перед сном раз вспомню.

– Виктор Степанович Черномырдин восемь лет служил послом России в Украине, мы с ним дружили, у меня замечательные воспоминания о нем сохранились: потрясающий мужик был! Скажите, Ельцин к Черномырдину ревновал?

– Кого? Меня или Россию?

– Нет-нет, он предполагал, что Виктор Степанович может стать президентом?

– Ельцин был уверен, что тот не будет баллотироваться в президенты. Если книжку мою вспомнишь, образца 97-го года, то там есть глава “Ночной разговор” – о том, как я Черномырдина разоблачил, ведь он же велел подписи для себя собрать. После того он так в штаны наложил, бедный, что поклялся: ни в какие президенты он не пойдет. Хотя мог пойти, этого хотели его сторонники.
Я, правда, в своей новой книге немного переосмыслил свое личное отношение к Виктору Степановичу: наверное, мне все-таки нужно было с ним дружить, потому что он никого из своих ребят не предавал и как мужик оказался гораздо более русским, чем Ельцин.

– Хороший мужик был, да…

– Потому в новой книге я о нем хорошо сказал. Хотя я ведь не привирал ничего – писал как было.

– Александр Васильевич, вспомним Бориса Немцова – красивого, высокого, умного, молодого… Насколько я помню, Борис Николаевич официально назвал его своим преемником, да и сам Немцов признавался мне, что Ельцин ему сказал: “Будешь после меня президентом России!”. Скажите, пожалуйста, Борис Николаевич действительно так считал?

– Ну, это было на первых порах – когда Немцов только стал губернатором, мы к нему приезжали и он действительно пускал много пыли в глаза, принимал замечательно, как при Горбачеве, когда тетки все время ходили, одни и те же, с буханкой хлеба… Тогда у Ельцина мысль о преемничестве и возникла. Периодически она к нему снова и снова приходила, но не скажу, чтобы Борис Николаевич со мной советовался, делать президентом Немцова или нет. Он очень долго колебался на этот счет – и решил, видимо, не делать. Это же семья заставляла его о преемнике думать – когда рейтинг был четыре процента…

– Скажите, кто из зачем, на ваш взгляд, убил Немцова?

– Холуи убили, и холуи дали команду. Я в своей книге писал, что могу это сравнить с тем, как журналиста Холодова убрали. Те хотели лизнуть задницу Грачеву, а эти – Путину. Ну, лизнули. Но не очень удачно.

– А какие холуи, откуда? Вы знаете, кто это вообще?

– Ну, как? Тут даже придумывать ничего не надо – они все чуть ли не с одной фамилией и из одной республики. Та республика живет, как в свое время татаро-монгольское иго: Россия платит им оброк пожизненный. Уже не знают, бедные, куда деньги девать, пресытились “мерседесами” и так далее. А другие республики слезу смахивают, глядя на них.

– Как бывшему руководителю Службы охраны президента, вам хорошо известно, как это сложно – подойти незамеченным так близко к Кремлю. Казалось бы, любое перемещение фиксируется, все должно быть понятно…

– …ну, их и разыскали быстро. Знаю, что многие камеры плохо работали, но все равно ведь нашли.
– Вы утверждали, и мне говорили, что Березовский уговаривал вас убить Гусинского, Лужкова и Кобзона. А сам Березовский был убит, покончил с собой или жив до сих пор?

– Ну, во-первых, он не за один раз просил убить Кобзона, Лужкова и кого там еще, забыл?

– Гусинского.

– Да, а периодически приносил какую-то информацию о них: мол, надо убрать. А во-вторых, что касается его смерти… Я слышал, что он кого-то подставил, что вместо него погиб двойник, – все это чушь! В Скотланд-Ярде работают самые опытные люди, и будь это убийство, об этом сразу было бы заявлено. Он просто умер от тоски. Как Чудище в сказке “Аленький цветочек”: не дождалось девочки – и зачахло.
Так и это Чудище: денег его лишили, влияния тоже, Абрамовичу, пацану своему, которого он же вывел в олигархи, Березовский продул с позором. И этого позора не выдержал.

– Не жалко вам Бориса Абрамыча?

– А чего его жалеть-то? Что он хорошего для страны сделал?

– Я вам задам риторический вопрос: учитывая ваше влияние в России в середине 90-х, могли ли вы оказаться на месте Путина и стать президентом, наследником Ельцина?

– Теоретически – конечно, мог, у меня образование не хуже. А вот с той бандой-командой, которая его привела, я бы никогда в жизни в одном поле не сел, поэтому практически этого не могло быть никогда.

– Это правда, что с убитым генералом Рохлиным вы состояли в заговоре?

– Ну, во-первых, ты так сказал, будто он из-за заговора умер, а его сумасшедшая жена убила. А во-вторых, я об этом все в книжке написал.

– То есть вы с ним хотели взять в свои руки власть в России?

– Нет, не власть в России – я же описал подробно, что и как, если ты читал. Страной руководил не Ельцин, а Чубайс и Таня с Юмашевым, но народ-то выбирал Ельцина! И когда он первым своим указом поставил на должность главы Администрации президента Чубайса, люди в шоке были! Те выборы настолько фальшивы, что нельзя этих “деятелей” слушать. Выиграли они выборы? Да если бы люди знали, что Чубайс состоит в штабе Ельцина, они бы за Зюганова голосовали…

– А в чем феномен Чубайса? У него была личная связь с дочерью Ельцина, Татьяной Дьяченко?

– Конечно, была. И в штабе, и в Кремле: они не стеснялись ничего.

– То есть у них роман был?

– Ну, знаешь, в среде этих людей романов не бывает: они очень практичны.

– Скажите, а кто именно поставил Путина – фамилии вам известны?

– Так тебе же Березовский рассказал, ты что, не помнишь, что ли? Во всех твоих интервью это есть.

– Значит, Юмашев, Березовский – кто еще?

– Ну, Березовский и Юмашев – это, считай, одно целое. Правда, когда Березовский с Путиным поругался, Юмашев от него отошел, формально.

– Что вы думаете о Путине?

– А что я о нем могу думать? Кое-что в книге написал, но это тема для отдельного разговора, коротенько не скажешь. Много думаю.

– Путин вас боится?

– Вообще-то, он, по-моему, даже Трампа не боится…

– Ух ты!

– И Ким Чен Ына тоже.

– Но вы сказали, что “Путин боится Шойгу по-черному”…

– Я не так говорил. Я Сережу Шойгу очень уважаю, и если бы он был поаккуратнее… Ты знаешь, у него в армии рейтинг выше, чем у Путина, а по России Шойгу приближается к нему. Это ведь понятно, что пресловутые 86 процентов – липовые…

– …таки липовые?..

– …ну да. Шойгу уже очень близко.

– Однако Путин снова станет президентом?

– Да он пожизненный президент, непонятно, что ли?

– А что вы думаете о Кадырове?

– Верный абрек Путина.

– Емко! Сейчас власть в России принадлежит КГБ-ФСБ?

– Нет, власть принадлежит одному человеку, который построил вертикаль, на верхушке которой он находится.

– Несколько лет назад вы мне сказали: “Если бы в прессе появился список агентов, которых граждане знают в лицо, в стране наступил бы политический кризис, а на вопрос: “Кто нами управляет?”, был бы однозначный ответ: “Агентура спецслужб”. До сих пор так?

– Это лет 13 назад было, поэтому я думаю, что сейчас уже нет. Сейчас управляют нами питерские, которые пришли сюда незаконно. Сначала свой город развалили, теперь Москву перестраивают. Ну и Россию, естественно.

– Александр Васильевич, у меня еще пять-шесть вопросов. Можно ответить на них очень коротко, блицем таким? Собчак и Жириновский – агенты КГБ?

– Вряд ли. Жириновский – это не агент, а проект КГБ. Ну а Собчак при чем? Он нормальный был, юрист, завкафедрой. Зачем ему становиться агентом? Не верю.

– Вы мне сказали, что Собчак скончался на даме. Это действительно так?

– Об этом мне рассказал губернатор Калининградской области. Но я бы не утверждал, что на даме: может, он под дамой был? Сказали: от “виагры”.

– Олег Калугин, генерал КГБ, который находится в Соединенных Штатах Америки, говорил мне, что патриархи последних лет были его клиентами: и Алексий, и Кирилл. Скажите, патриарх Кирилл – действительно агент КГБ?

– Ну, поскольку он не такой уж и молодой и в 70-80-е годы был на должности пониже, чем сейчас, то, наверное, был агентом. Вполне реально. А сейчас зачем? Сейчас за ним ФСО следит. (Улыбается).

– Вы однажды сказали, что в Кремле засела голубая команда. Она и ныне там?

– Ну, тогда пресс-секретарь был голубой – Костиков, вот и команда у него была голубая. А Песков вроде нормальной ориентации, и даже жену себе взял красавицу. Я думаю, сейчас этого нет.

– Эпиграфом к своей книге вы выбрали высказывание Талейрана: “Целые народы пришли бы в ужас, если бы узнали, какие мелкие люди над ними властвуют”. Россия – несчастная страна?

– Несчастная. Я эту книгу многим друзьям подарил и спросил, как впечатление. Одна знакомая сказала: “Александр Васильевич, прочитала – и захотелось уехать куда-нибудь в дальнюю деревню, купить домик старенький, козу и на все наплевать”.

– Три вопроса последние – жду быстрых ответов. Могли ли вы представить себе войну между Россией и Украиной?

– Представить все мог бы, но думаю, что этого не будет…

– Чем все это закончится?

– Ну, поменяется власть в Украине. У нас не поменяется, а у вас, я думаю, придет более разумный человек, чем Порошенко.

– Но зависит-то все от Путина, и мы с вами это понимаем, правда?

– Сегодня – да.

– Хочу поблагодарить вас за прекрасный вечер у вас в деревне Молоково – хочется его повторить и пригласить вас в Киев. Мы с вами пили украинскую горилку, ели сало, и у нас не было никаких разногласий. Спасибо за это интервью: надеюсь, оно не последнее…

ukrainianwall.com


Теги статьи:
Распечатать Послать другу
comments powered by Disqus
Хроники большого дерибана: как Зиявудин Магомедов и Игорь Юсуфов аэропорт «Домодедово» делили / 16.11.2017
Хроники большого дерибана: как Зиявудин Магомедов и Игорь Юсуфов аэропорт «Домодедово» делили
В 2011 году Россия пережила очередное ужасное потрясение – теракт в аэропорту «Д… Подробнее
Ольга Сечина ушла к гламурному итальянцу / 15.11.2017
Ольга Сечина ушла к гламурному итальянцу
Францеско Провеццано дороже всей «Роснефти» Подробнее
Facebook отреагировал на дулю Хомутынника / 13.11.2017
Facebook отреагировал на дулю Хомутынника
Многих украинцев возмутили подобные действия Подробнее
Проворовавшийся девелопер Андрей Биржин взялся за строительство финансовой пирамиды / 09.11.2017
Проворовавшийся девелопер Андрей Биржин взялся за строительство финансовой пирамиды
Три года, согласно распоряжению главы государства, отведено российским девелопер… Подробнее
Наркожеребец Ключарев: «жидкий экстази», VIP-проститутки, оружие, Иванка Трамп и принцесса Йоркская / 09.11.2017
Наркожеребец Ключарев: «жидкий экстази», VIP-проститутки, оружие, Иванка Трамп и принцесса Йоркская
Британский шофер заснял групповые секс-трипы главы авиакомпании Red Wings Подробнее
Брат Ровшана Ленкоранского предложил турецкому мафиози 5 млн долларов за голову Гули / 09.11.2017
Брат Ровшана Ленкоранского предложил турецкому мафиози 5 млн долларов за голову Гули
Намика Джаниева задержали, когда он обсуждал с лидером турецкой группировки «Шир… Подробнее
Подчиненных Остапа Семерака поймали на браконьерстве / 06.11.2017
Подчиненных Остапа Семерака поймали на браконьерстве
"Природоохранители" организовали охоту на редких краснокнижных животных прямо на… Подробнее
Аудит выявил в Национальном авиационном университете нарушений на 104,1 млн / 04.11.2017
Аудит выявил в Национальном авиационном университете нарушений на 104,1 млн
В ходе ревизии в Национальном авиационном университете и его четырех структурных… Подробнее
"Властелин вкуса" Евгений Пригожин планирует задушить петербургские СМИ / 02.11.2017
"Властелин вкуса" Евгений Пригожин планирует задушить петербургские СМИ
«Кремлевский повар» Пригожин готов купить издания «Фонтанка» и «Деловой Петербур… Подробнее
loading...
Загрузка...
loading...
Загрузка...
Все статьи
Последние комментарии
Наши опросы
Где больше всего бандитов и коррупционеров?








Показать результаты опроса
Показать все опросы на сайте