Леонид Радзиховский: Медведев – фигура того же самого спектакля

21 апреля 2017 г.
0

Леонид Радзиховский: Медведев – фигура того же самого спектакля
Леонид Радзиховский: Медведев – фигура того же самого спектакля

Леонид Радзиховский – о спектакле и нервах Дмитрия Медведева на правительственном часе в Думе и демократии Навального.

19 апреля премьер-министр Дмитрий Медведев отчитался перед депутатами Госдумы о работе правительства за 2016 год. Премьер общался с парламентариями около четырёх часов. Пожалуй, самым интересным моментом стал вопрос депутата КПРФ Николая Коломейцева о «нападках» Алексея Навального на Медведева.

Тот, как писал Sobesednik.ru, отказался комментировать «лживые продукты политических проходимцев» и призвал уважаемых коммунистов следовать его примеру. Однако парламентарии не ограничились вопросом о расследовании Навального. Народные избранники позволили себе не согласиться с некоторыми тезисами медведевского отчёта, согласно которому экономика в РФ растёт, смертность падает, дороги строятся, ракеты летают, а немногочисленные проблемы решаются благодаря работе правительства в тесном сотрудничестве с Госдумой. Депутаты подняли вопросы о низком прожиточном минимуме, об удушении среднего бизнеса, о бунтующих из-за «Платона» дальнобойщиках...

В итоге Дмитрий Медведев сказал своим критикам, что он специально многое смягчил в своём отчёте, и с раздражением призвал коллег спуститься на землю: «Мы в каких условиях живём? Финансы закрыты. Блокада. Нефть упала в два раза. Вы это всё забыли? Дайте универсальный рецепт, если порулить готовы, что делать дальше». Эмоциональное выступление Дмитрия Медведева в Госдуме Sobesednik.ru обсудил с журналистом, публицистом, психологом Леонидом Радзиховским: – Почему депутаты были так критично настроены к Медведеву? – Я не считаю, что депутаты настроены критично.

От «Единой России» его кто-нибудь критиковал? Нет. Депутаты, у которых татуировка на пальцах и на лбу «Я оппозиция», обязаны по своей роли что-то изображать. Согласитесь, что если в спектакле у вас роль «кушать подано», а вы выйдете и начнёте исполнять арию Ленского, то это будет странно. Они вели себя в точном соответствии со сценарием. Сценарий очень жёсткий, никакой самодеятельности там не допускается, это не народный театр. Ты оппозиция? Изволь оппозиционировать.

Никаких личных вопросов ты задавать не смеешь, никаких разговоров про миллиарды, про дачи – это ты понял. Есть у нас кое-где отдельные недостатки – и валяй! Про трубы, про ЖКХ, про лекарства – это все заливай сколько тебе угодно. Сценарий твой простой: ты, оппозиция, заруби на своём носу, что оппозиция по социально-экономическим вопросам – здесь раззудись рука, развернись плечо. Хочешь быть политической оппозицией? Ради бога! 15 суток.

Сдав мандат, получаешь 15 суток – никто не ограничивает, свободная страна. Хочешь быть политической оппозицией и при этом иметь не 15 суток, а Mercedes C-400 – называй Навального фюрером. Есть такая партия, которая изображает оппозицию, – это КПРФ, которая на своих митингах кричит про антинародный режим, предателей погибшей России. Чего вы от них хотите? Чтобы они встали и сказали: «Мы вам оппонируем, Дмитрий Анатольевич. Простите, но цены на электричество в посёлке Усть-каком-то повышены не на 4 рубля 65 копеек, как вы нам заявили, а на 4 рубля 79 копеек, и мы на этом стоим и стоять будем, как завещал великий Ленин!» Вы такой оппозиции от них ждёте? Вы – может быть.

А вот жители посёлка Усть-какой-то ничего от них не ждут, но понимают, что свою тельняшку от Brioni они обязаны не то что разорвать, но по крайней мере немножко в кулачке помять. Ситуация в стране очевидная. Народу надоела вся эта лепота с тем, что мы отбиваемся от полчищ натовских танков и атор-украинских фашистов и во имя этого отбивания надо немножко затянуть пояса. Нет в народе ни ненависти, ни каких-то революционных настроений, но есть большая усталость, приличное раздражение, в особенности в отношении Медведева.

Кстати, это совершенно безотносительно к ролику Навального. Медведев – это фигура того же самого спектакля, которая изображает мальчика для битья. Он поставлен на эту роль и по своим служебным обязанностям, и по своей фактуре. Поэтому нормально, что на него наезжают немножко больше, чем наезжали раньше.

Это объясняется тем, что ситуация немножко хуже – раз; и второе: это рассказ про его кроссовки. Поскольку прямой разговор о главном в жизни России – о кроссовках Медведева – невозможен (это государственная тайна и сакральная тайна и оскорбит чувства людей, религиозно верующих в кроссовки и дома для уточек), то это выливается в косвенной форме.

Мы тебя не за кроссовки, а за задницу укусили. Ты ждёшь нападения на кроссовки, а мы тебя ущипнём с другой стороны. Но это абсолютно любовные укусы, которые никакого значения не имеют. А то, что Медведев искренне или по-театральному разнервничался, – психофизическое состояние господина Медведева довольно сложное. Если он вдруг на заседании правительства, изображая из себя крутого ботана, сказал Ткачёву, чтобы тот засунул себе будильник в разные места, это не говорит о хорошем психофизическом состоянии человека.

Если бы Ткачёв так сказал Медведеву, это было бы относительно уместно, но когда Медведев такое говорит Ткачёву, то это производит довольно комическое впечатление. Тем не менее – нервишки, нервишки. За кроссовки надо платить. Вот он и платит. – Вопрос депутата от КПРФ про Навального тоже в сценарии был прописан? – А вы как думаете? Выскочил с гармошкой на пулемёт? – До этого депутату Валерию Рашкину запретили в КПРФ задавать этот вопрос. – Правильно. А это и не был вопрос. Как звучал этот вопрос? Он никак не звучал. Вопрос может звучать одним-единственным способом: «Гражданин Медведев, 15 миллионов страны видели ролик, где вас обвиняют в воровстве в особо крупном размере.

За воровство в тысячу раз меньшее люди сидят в тюрьме. Ваш министр гражданин Улюкаев сидит под домашним арестом по обвинению в хищении двух миллионов долларов, то есть около 100 миллионов рублей. Вас обвиняют в получении взяток в размере семи миллиардов рублей – в 70 раз больше, чем ваш министр. Не дворник, не продавец, а министр Улюкаев.

Вопрос: что по этому поводу, кроме слов "сам дурак", вы имеете сказать? Видели ли вы этот ролик? Если вы его не видели, то как вы себе позволили не видеть его, когда его видели 15 миллионов человек? Вопрос не о Навальном, а исключительно про вас». Другого вопроса в данной ситуации быть не может в принципе.

Леонид Радзиховский

– Но Медведеву ничего бы не помешало и на это ответить: «Не буду комментировать всякие бредни». – Я думаю, что Медведев бы заплакал на трибуне и сквозь слёзы сказал, что не будет комментировать. Этим бы вопросом он был бы уничтожен. Но одновременно была бы уничтожена партия, гражданин Володин как отвечающий за всё это мероприятие, а главное, гражданин Зюганов. Этот человек 26 лет играет роль благородного отца, вдруг к нему подходят, срывают парик, бьют этим париком по физиономии, и весь спектакль превращается в какой-то сумбур вместо музыки. Это невозможно.

В стране, где задают такие вопросы, так не воруют. Если возможны такие вопросы, то невозможно воровство. Если возможно такое воровство, то невозможны такие вопросы. Если возможно и такое воровство, и такие вопросы, то это называется словом «революция». Поскольку революции у нас никто не хочет, а воровство имеет место, то не имеют место такие вопросы. Это несовместимо.

В демократической стране премьер-министр не может украсть 120 миллионов долларов (это минимальная сумма, потому что речь идёт только о недвижимости) и выставлять это напоказ – он не усидит без всяких вопросов. Несправедливо по правилам открытого общества спрашивать Медведева, который живёт в закрытом обществе. Несправедливо было бы во время крепостного права вдруг встать и сказать: «А что это вы людей продаёте, как скотину, они не скотина, они люди».

То есть как нельзя? Вот у нас закон, то есть можно. Но проблема нашего общества в том, что оно гибридное, то есть предельно лицемерное: оно оформлено как открытое, но является закрытым, оформлено как республика, но является монархией, оформлено как общество для масс и среднего класса, а является сословным обществом. Медведев где-то искренне сказал: «Навальный открыто говорит, что он хочет быть президентом». Медведев абсолютно прав: в сословной монархии желание смерда быть царём есть воровство, за которое четвертование и колесование на Красной площади.

Емелька Пугачёв, самозванец. Мы дворяне, вы крестьяне. Меня царь-батя назначил воеводой, а какой-то Емелька лезет абсолютно честно, абсолютно правильно. Но проблема в том, что у нас формально-то не монархия, формально-то выборы президента, бла-бла-бла, поэтому со своей точки зрения Навальный тоже прав. Кто вам сказал, что у вас сословное общество и монархия? Вы это знаете? Мало ли кто что знает, на бумажке-то этого нет, на бумажке у нас вроде как демократия, вот я по бумажке с вами и разговариваю. Вы со мной по правде жизни, а я с вами по бумажке – вот и конфликт.

– Вы не считаете, что депутат, осмелившийся спросить Медведева о Навальном, заслуживает уважения?

– Ни один из депутатов Государственной думы никакого уважения у меня не вызывает – так же, как ни один из участников телевизионных шоу ничего, кроме отвращения, не вызывает, будь то Гозман или какой-то подставной американец. Госдума – вполне определённый театр.

Человек, который не принимает правила этой игры, не может быть депутатом Госдумы. Человек, который принимает правила этой игры, их принимает. Даже Рашкин, который более решительно ставил вопрос, никакого уважения у меня не вызывает. Если представить, что ты такой наивный, вчера упавший неизвестно откуда человек, который расшифровывает аббревиатуры, то есть называет КПРФ коммунистической партией и искренне верит, что это оппозиция, то ты, посидев тут пару недель, как честный человек должен встать, партбилет сдать, мандат сдать, сказать, что вы такие же коммунисты, как Наталья Поклонская великая княгиня Романова, имеете точно такое же отношение к вашему Ленину и к вашему Сталину.

Выйти – и до свидания. Если ты этого не делаешь, значит, ты правила этой игры принимаешь. Если принимаешь правила игры, то ты заслуживаешь сочувствия, но никак не уважения. Чего тут уважать? Ничего хорошего в том, чтобы врать и подлизываться за огромные деньги, не вижу. Я совершенно их не осуждаю, не говорю, что их расстрелять надо. У нас вся страна такая, других нет. Но уважать – не хочу.

sobesednik.ru


Теги статьи: Радзиховский ЛеонидНавальный АлексейДмитрий Медведев

Статьи по теме:

Владелец Glorax Development Андрей Биржин: «Мой бизнес отжимает Бастрыкин по приказу Путина!»
Суд удовлетворил иск к Навальному от фонда сокурсников Медведева
Новую дачу Медведева строят на Балтике в Калининграде
Прусская ривьера для русского премьера
Назван политик, сливший информацию об "участии" Собчак